Нетсталкинг как остранение. Жанр сетевой находки.

Нетсталкинг как остранение. Жанр сетевой находки.

В настоящей статье мы поговорим о субкультуре нетсталкеров и бытующем в их дискурсе локальном жанре, который мы назвали жанром сетевой находки. Нетсталкинг видится нам как остранение, то есть осознание человеком деятельности в сети, выведение ее из автоматизма с последующей эстетизацией. Мы полагаем, что нетсталкеры являются лишь первыми остранившимися и знаменуют собой общечеловеческое осмысление собственной сетевой деятельности. Введение В самой субкультуре существует множество различных определений нетсталкинга, приведем три из них: «Особого вида сетевое искусство поиска, обработки, анализа, классификации, систематизации, хранения, обмена, распространения и экспериментирования с "подозрительной, странной, фантастичной, и вызывающей сомнения" информацией или данными любого порядка, четкую характеристику которым присвоить в высшей степени трудно по причине аберрантной и в некоторой мере колеблющейся природы получаемых результатом успешного нетсталкинга сведений»1 «Деятельность, осуществляемая в пределах сети методом поиска, направленная на обнаружение малоизвестных, малодоступных и малопосещаемых объектов c их возможным последующим анализом, систематизацией и хранением, с целью эстетического и информационного удовлетворения искателя»2 «Сложившаяся субкультура в Рунете, впитавшая в себя культуру имиджборд, киберпанк, представления о паранормальном... это такое себе информационное лозоходство... не потребление информации. Не листание фида в ВК/ФБ (который подбирается вам автоматически), не просмотр популярных видео на Ютубе. Нетсталкинг – это активный процесс поиска, использующий не только ловкость пальцев при кликании по ссылкам и изменении адресной строки, но и использующий разный софт, а также – можете смеяться – случайность, неопределенность»3 Как и в других субкультурах, в нетсталкинге остро стоит вопрос самоопределения. Базовым является разделение на шизосталкинг и техносталкинг. Рисунок 1. Шкала взглядов в нетсталкинге. Xx_Dragon_xX Разные фракции отстаивают приоритетность того или иного направления деятельности. Рисунок 2. Компас нетсталкинга. Ruth Wegwarte Корень большого количества интерпретаций и непрекращающихся споров (холиваров) внутри субкультуры мы видим в том, что каждый человек, знакомящийся с понятием нетсталкинга, уже имеет определенный личный опыт сетевой деятельности, который он ранее для себя не артикулировал. Он с удивлением обнаруживает, что то, чем он занимается, уже имеет название, сложившееся сообщество и теперь уже всю свою сетевую деятельность начинает называть нетсталкингом, то есть вкладывает в это означающее собственное означаемое. Этому способствует внутрисубкультурный постулат об невозможности подобрать единое определение базовому понятию, а также ризомный характер самой субкультуры, не имеющей единого центра. Сегодня набирает обороты спор по поводу способов представления результатов сканирования камер, поэтому материалом нашей статьи в основном послужили посты именно о таких находках. Но убрав все противоречия и разночтения, можно свести определение нетсталкинга к поиску в сети интересного. Однако с большой долей вероятности можно утверждать, что вообще все люди ищут в сети интересное. Вряд ли существует человек, который ищет в сети неинтересное. А если и существует, то делает он это потому, что ему сознательно интересно или необходимо по долгу службы искать неинтересное. Но мы будем рассматривать только добровольную и свободную деятельность. Да и сами нетсталкеры определяют свое занятие не как профессию, а именно как хобби, а ежели как профессиональное занятие, то именно как альтруистическое и, более того, невредное. Поэтому нетсталкеры очень чётко отграничивают себя от хакеров, порицают взлом камер, подбор паролей, вмешательство и нарушение работы обнаруживаемых ресурсов. В настоящее время нетсталкинг существует как субкультура, однако мы склонны полагать, что в будущем осознание повседневной деятельности в сети выведет ее на сознательный уровень в рамках всего человечества. Начинается осмысление сетевой деятельности, рефлексия, эстетизация и получение удовольствия. Говоря словами формалистов, происходит вывод деятельности из автоматзма восприятия, то есть остранение.4 А остранение является двигателем порождения новых жанров. О теории сетевых жанров см. обзорную статью.5 В данной статье мы будем придерживаться позиции, что жанр воплощается как цельное произведение, а не как часть текста.6 Одинцов описывает жанр как композицию рационально-логических и эмоционально-риторических структур.7 Щипицина определяет сетевой жанр как «устойчивый тип текста, форма, которую принимают конкретные проявления речевой деятельности в сфере компьютерно-опосредованной коммуникации».8 Мы проанализировали ряд нетсталкерских ресурсов и выделили особый жанр сетевой находки. Так как сегодня нетсталкеры являются немногочисленной субкультурой, то его можно было бы назвать локальным жанром или протожанром. История трансформации жанра сетевой находки При этом жанр сетевых находок не является продуктом исключительно нетсталкеров. Если абстрагироваться от конкретной субкультуры и посмотреть на языковые факты, то выяснится, что, применительно к Рунету, еще в 90-ые годы XX века существовали «сетевые обозрения», которые велись «веб-обозревателями». Как и положено в эпоху веба 1.0, ими по большей части выступали профессиональные журналисты, которые и перенесли этот жанр публицистической и научной прозы в сеть, сохранив его устоявшуюся номинацию «обозрение», добавив определение «сетевое». В этой связи с позиции словообразования интересно отметить, что пришедшие им на смену уже в эпоху веба 2.0 молодые не-профессионалы, не знающие историю Рунета, также стали именовать собственное творчество «обзором», а себя, соответственно, «обзорщиками». Независимый от своих исторических предшественников выбор авторами веба 2.0 однокоренных слов при авторской жанровой номинации свидетельствует в пользу существования у носителей языка «жанровой интуиции», выделяемой некоторыми исследователями. Как пишет Евгений Горный: «24 декабря 1996 года на сервере компании "Ситилайн" стало выходить "Вечерний Интернет" - "ежедневное обозрение русской и мировой Сети" под редакцией Антона Носика. Каждый выпуск представлял собой гипертекст, плотно начиненный ссылками, объемом 12-20 тысяч знаков (2 - 2, 5 тысячи слов). Носик писал на самые разные темы, однако Интернет был и его центральной темой, и методом письма: даже далекие от сети темы описывались с непременным использованием ссылок на сетевые ресурсы. Популярность "Вечерного Интернета" по масштабам тогдашнего Интернета была невероятной - в среднем выпуск читало две тысячи человек в день. Следующий, 1997 год ознаменовался бумом "веб-обозрений". Этот жанр охватывал рецензии на веб-сайты, компьютерные советы, комментарии и размышления на различные темы через призму сети. Список "Все обозреватели", составленный в 1997-1998 году Александром Ромадановым (он же - Хромой Ангел и Сетевой Странник), насчитывал порядка восьми десятков веб-обозрений - потрясающая цифра для малочисленного в то время русского Интернета. По сути, эти регулярные колонки были первыми русскими блогами. Однако, в отличие от блогов следующего тысячелетия, темой их была не жизнь и комментарии к ней, а сеть и то, что в ней происходит. Виртуальность тематики обозрений провоцировала виртуализацию их авторов. Первым веб-обозревателем, демонстративно надевшим на себя маску виртуального персонажа, был Паравозов со своей колонкой "Паравозов-News"».9 Важно отметить прослеживаемую с самого начала связь жанра сетевых находок со стратегией выстраивания автором виртуальной личности. Иван Паравозов называл себя «духом сервера». Затем появились Катя Деткина, Май Иванович Мухин, Сетевой Странник, Хромой Ангел, Мирза Бабаев, Мери Шелли, Линда Гад и другие виртуальные личности, в том числе «одноразовые». Виртуальные личности выступают не только сетевыми обозревателями, но и авторами нетарт-проектов (например, Намнияз Ашуратова). Связь стратегии выстраивания автором виртуальной личности с нетарт-проектами более очевидна, чем с сетевыми находками, если рассматривать их изолировано, однако на деле два жанра нередко смешиваются (или другими словами: одно и то же произведение обладает признаками обоих жанров), что выраженно проявляется и в дискусре нетсталкеров, где возникают свои легендарные виртуальные личности (Amnesia333, Анзор Пасечник, Infinite Eye и др.). Но справедливости ради следует отметить, что виртуальные личности являются характерным феноменом интернета в целом, а не только отдельных сетевых субкультур. Приведем в пример не связанные непосредственно с тематикой популярные на имиджбордах виртуальные личности, такие как Кладовка-кун и Омич-кун (за коллективом биологических авторов) или Ильяйайа и его «одноразовые» виртуалы Паштет, Синетапозлом, Паконпаколпакон. и Нисходящее желе. Прекрасное осмысление виртуальных личностей на материале русского интернета см. у Горного.10 О концепции дивида в противовес индивиду применительно к сетевым практикам см. Барда и Зондерквиста.11 Еще в 2001 году Эпштейн говорит о начале «новой эпохи гиперавторства, размножения авторских и персонажных личностей, странствующих по виртуальным мирам во все более косвенных отношениях к своим биородителям или бионосителям».12 Жанровые трансформации в сети связаны, помимо прочего, с платформой, на которой они реализуются.13 Так, сначала виртуальные личности обитают на авторских страницах, затем перемещаются на ЖЖ, а после на форумы, имиджборды и в социальные сети. Анкета жанра сетевой находки (на материале находок камер) При лингвистическом описании выделенного нами жанра сетевой находки мы в первую голову руководствовались анкетой речевого жанра Шмелевой14 и монографией Щипициной.15 С одной стороны, жанр сетевой находки граничит с жанрами технической и специальной литературы, такими как протокол и отчет. С другой стороны, с жанрами художественной литературы и фольклора, такими как крипипаста и очерк. Реализуясь в медиапространстве, выделяемый нами жанр тяготеет к публицистическому стилю, особенно в своей развернутой форме «исследования» (по определению самих нетсталкеров, подробнее об авторской жанровой номинации, на которой мы остановимся ниже при рассмотрении «лиричных» находок камер), когда проводится развернутый анализ сетевой находки, сравниваются несколько источников, делаются выводы. Прагматика автора при порождении текста указанного жанра включает в себя: 1) информирование адресата о найденном ресурсе, 2) приглашение адресата посетить найденный ресурс, 3) отчет о собственной деятельности. Выделяемый нами жанр обладает следующими коммуникативными функциями: информирование, побуждение, социализация, самовыражение, художественная переработка, развлечение. При исследовании прагматики мы провели небольшой опрос в телеграм-чате «Точка Сбора», в котором приняло участие 40 человек. Текст опроса был следующим: «По вашему мнению, пост про находку камеры является скорее приглашением для другого человека посмотреть камеру или отчётом о собственной находке? Пост о находке камеры это скорее инициация к новому действию или реакция на уже осуществленное действие? Понятное дело, что в таком посте присутствует и то, и другое, но хотелось бы выяснить, чего больше». 12,5% респондентов (5 человек) выбрали вариант «Скорее приглашение», 40% (16 человек) выбрали вариант «Скорее отчет» и 47,5% (19 человек) выбрали вариант «Одинаково». Личная беседа с элементами метода глубинного интервью показала, что 4 респондентов из 5 также склоняются к варианту «Скорее отчет». Рассматриваемый нами жанр бытует в нескольких форматах: 1) пост в социальной сети, на форуме и т. д., 2) сообщение в групповом или личном чате, в т.ч. видеочате, 3) видео, 4) отдельный текстовый файл. Эти каналы распространения могут быть приватными и публичными. В приватных наблюдается больше откровенности, обратной связи, советов автору, совместных обсуждений (но все это наличествует и в публичных каналах). В жанре сетевой находки выделяются следующие композиционные элементы: 1) ссылка на ресурс, 2) скриншот ресурса, 3) описание ресурса, 4) описание собственных впечатлений, 5) видео (аудио) ресурса. На полноту присутствия композиционных элементов в каждом конкретном тексте в немалой степени влияет формат. Креолизация (мультимедийность), то есть внедрение в произведение неязыковых компонентов, являющаяся отличительной чертой сетевой коммуникации в целом, в случае рассматриваемого нами жанра обусловлена диктумным содержанием находимого автором ресурса и необходимостью его максимальной иллюстрации. Тексты выделенного нами жанра мы бы отнесли к группе текстов с полной креолизацией.16 Пожалуй, единственным обязательным элементом является ссылка на ресурс. Пост в паблике или сообщение в чате может состоять из одной ссылки и не сопровождаться ничем (это можно назвать идеальным гипертекстом). Пост на имиджборде или отдельный текстовый файл могут представлять собой список ссылок. В некоторых группах (например, Экспедиционном отряде нетсталкинга) рекомендуется пользоваться службами сокращения ссылок (также здесь следует упомянуть о развитой в тематике практике архивирования найденных ресурсов). Однако если произведение граничит между находкой и крипипастой, то ссылка на ресурс может отсутствовать и упор делается на описании собственных впечатлений от ресурса, а также связанных с ним реальных или вымышленных событий. Применительно к находке камеры, стандартным считается пост с ссылкой на ресурс, 1-3 скриншотами и кратким описанием наблюдаемого. Видео с камер выкладываются в основном в групповом или личном чате. В чатах также могут выкладываться скриншоты и видео без ссылки. Опубликование сетевой находки имеет фактор коммуникативного будущего. Если жанр реализуется на публичной платформе, то он инициирует комментарии, лайки и репосты читателей. Если же в чате – то ответные реплики собеседников. Жанр инициирует не только коммуникативную, но и неязыковую деятельность реципиентов, являясь приглашением к самостоятельному ознакомлению с заинтересовавшим автора ресурсом. Языковое воплощение может включать в себя непосредственное обращение к читателю: «Если вы любитель камер, установленных в различных научно-исследовательских институтах и центрах, а также лабораториях, эта камера определённо для вас»17 «Именно здесь вы можете понаблюдать за трапезой из блюд греческой кухни, а также за их приготовлением. Также для любителей камер с алкоголем в кадре: это ваш выбор».18 Подходя с другой стороны, жанр сетевой находки можно считать аннотацией к ресурсу. Опубликованию находки предшествует неязыковая деятельность: поиск, анализ и личные впечатления. Применительно к нетсталкерам, первоначально существовали конкретные речевые произведения разговорного функционального стиля языка: находки обсуждались в скайп-конференциях и на специальных форумах. Обсуждались не только ресурсы, но и отдельные файлы (изображения и видеозаписи). Как и в случае с обзорщиками, независимо от предшественников и других групп нетсталкеры в ходе языковой практики интуитивно выработали особенности своего жанра, которые нормативно начинают закрепляться только теперь. Это является еще одним примером интуитивной жанровой рефлексии, присущей всем людям. Конкретные речевые произведения разговорного стиля стали оформляться в отдельный жанр, когда покинули синхронное несохраняемое бытовое общение и стали реализовываться в конечных перманентных постах, предназначающихся для более широкой аудитории. Приведем рекомендации к оформлению поста из группы H.I.D.D.E.N.: 1. Находишь камеру/нетарт/запись радио/небо/аллаха 2. Ставишь нужный хештег, если камера лежит не на веб-сайте - указываешь программу в которой она открывается (dvr remote desktop, smartpss, ivms-4200, internet explorer) 3. (Опционально, если бедная фантазия, можете пропустить) хоть и не обязательно, но желательно описать почему камера зацепила, чем она интересна или запилить краткий рассказ, посвящённый этой камере 4. 1-3 скриншота 5. Жмешь "предложить" 6. ????????? 7. Профит Третий пункт был добавлен в начале 2018 года после публикации «лиричных» постов и развернувшейся вокруг них дискуссии. По этой же причине среди необязательных требований к авторам было прописано «Умение сочинять рассказы или творческие описания в дополнение к камерам и сайтам».19 Отметим, что посты о находках камер разного уровня лиричности существовали и раньше (см. ниже посты за 2014 год), но рефлексию над этими языковыми фактами внутри субкультуры мы наблюдаем только сейчас. Рисунок 3. Схема сфер речи по Т.В. Шмелевой По схеме Шмелевой, ядерное положение занимает бытовая сфера «речевых жанров, регулирующих межличностные отношения». «Из нее вырастают вторичные (культурные) сферы: деловая, научная, политическая, религиозная. «Обнимает» их все эстетическая сфера: в ней может быть эстетически переосмыслен и интерпретирован факт любой из предшествующих, так же, как и их жанр. И обнимает (хочется сказать: объемлет) все их – медиасфера, в рамках которой обсуждаются все факты всех сфер и потому ее собственные жанры соседствуют с медийными проекциями жанров иных сфер».20 По нашему мнению, вторичные сферы следует называть специальными, а не культурными. Далее Шмелева пишет: «При таком понимании сфер можно увидеть сферные парадигмы жанров, которые «разворачиваются» от сферы к сфере: от первичной – ко вторичным и далее – к медийной и художественной (третичным?)». У Шемелевой эстетическое выступает полным синонимом художественного, что, на наш взгляд, является некорректным. Применительно к нашему материалу, из повседневного общения нетсталкеров (в чатах, на форумах, по аудио- и видеосвязи) появился вторичный (специальный) жанр находки (в том числе, находки камеры), который подвергся художественному переосмыслению. В жанре находки фиксируются и отражаются события и явления, происходящие на стадии бытового общения и неязыковой деятельности (поиска). Так как жанр находки реализуется в медиасфере, то в нем обязательно присутствует интенция информирования. Группы, посвященные находкам камер, существуют уже несколько лет: старые прекращают свою деятельность, им на смену приходят новые. Так как нетсталкеры ведут осмысленную деятельность, то им важна манифестация этой деятельности, ее подтверждение или, говоря шире, подтверждение собственного существования. Поэтому нетсталкерские посты можно назвать памятниками собственной деятельности. Периодически среди участников этих групп встает вопрос о целесообразности публикации таких находок и своей деятельности в целом. По мере накопления находок, они начинают восприниматься не как результат деятельности, но как груда неразобранных, никому не нужных и слабоиндексируемых данных. 25 октября 2017 года группа BlackNode Research опубликовала отчет о результатах статистического анализа набора данных, состоящего из 1 015 429 скриншотов с камер. https://blog.blacknode.tk/netstalking-webcameras-analysis.html Полученная в результате анализа векторная модель семантического пространства камер была использована BlackNode Research для отображения взаимосвязей между изображениями в наборе данных в виде интерактивной «карты смыслов». Следует отметить, что материалом послужили скриншоты, которые до этого выкладывались ботом, написанным другим человеком, на отдельном телеграм-канале. https://t.me/netstalking_webcameras Бот, в свою очередь, собирал изображения на тематических тредах Двача. Здесь мы видим, как результат деятельности одних людей последовательно становится материалом исследования других людей, а затем их результаты становятся материалом исследования третьих. Так в дискурсе нетсталкеров возникает «техническое» отношение к результатам поиска камер, а в ответ ему манифестируется неартикулируемое ранее «лирическое» отношение. Эти определения являются авторской номинацией нетсталкеров. Для номинации своих противников используются инвективы «технофашистское» и «шизотерическое» соответственно. Нетсталкеры с самого начала пользовались специализированным программным обеспечением, но в преддверии Четвертой промышленной революции взор части из них обращается в сторону новых методов обработки массивов данных, открывающей новые горизонты понимания сети. Одновременно с этим другая часть сообщества фокусируется на отдельных находках и прозревает в них, как в капле, целый мир. Таким образом, возвращаясь к жанровым трансформациям, технический протокол или отчет о находке, с одной стороны, подвергается художественному переосмыслению, а с другой стороны, выступает материалом для более масштабных исследований. Как говорит Эпштейн, «круговращение возможностных форм определяет перспективу развития художественной культуры».21 Подвергается осмыслению и сам процесс порождения текста. Так, 6 января 2018 года в личной беседе с нами Ruth Wegwarte размышлял, как одним словом можно было бы назвать «процесс написания поста по итогам разведки/расследования/исследования», то есть «собирание в кучу», «созидание», «описание переживаний от увиденного произведения (сетевого) искусства». Обеими сторонами диалога было предложено много вариантов, среди которых: разведочтет, выводы, очерк, рецензия, синтез, отображение, описание, описывание, написание, мыслеписание/чувствописание, рефлексия, передача (rendering), отчет и протокол. Последние два были забракованы Ruth Wegwarte с мотивировкой «мне надо с ДУШОЙ» (аналогично приверженец «лирического» направления Ян Атаев заявлял, что «у каждой камеры есть душа»). В итоге Ruth Wegwarte предварительно остановился на «описании», так как это слово может пониматься и как процесс, и как результат, но к окончательному варианту на момент публикации данной статьи еще не пришел. Адресатами жанра сетевой находки и других нетсталкерских текстов могут выступать: а) нетсталкеры, б) не-нетсталкеры и в) потенциальные нетсталкеры. Субкультуру можно разделить на эзотерическое и экзотерическое направление. Существуют закрытые группы, которые не публикуют результаты своей деятельности и неохотно принимают новичков. Другие группы активно делятся находками, пишут статьи о специализированных инструментах поиска и анализа информации, набирают членов и занимаются апологетикой нетсталкинга, который в немалой степени находится в серой правовой зоне. Обращаясь к не-нетсталкерам, представители вторых групп говорят о важности информационной гигиены. Следует отметить всеобщее повышение информационной грамотности, сближающее сетевое общение с научным функциональным стилем языка. В ответ на какое-либо заявление или пересказ новости коммуниканты требуют привести ссылки на источник или «пруфы». Помимо транслитерации (пруфлинк, пруфпик) задействуется морфологическое словообразование (беспруфный). В целом возрастает требование пользователей к проверяемости, прослеживаемости и объективности информации. Обычным становится поиск первоисточника новости. Пользователи проводят визуальное сканирование сайта на предмет авторитетности, основываясь на собственном опыте и ощущениях. То есть, пользователи держат в голове списки доверяемых и недоверяемых сайтов, имеют некоторые, возможно, неартикулированные признаки, по которым они определяют авторитетность источника. При встрече с нетсталкерами пользователи демонстрируют две модели поведения. Первая модель – это неприятие изучения, защита приватности. Вторая модель – это приятие изучения, радость от наблюдения. При наличии наблюдателей и анализаторов деятельность пользователей в сети, по их собственным ощущениям, становится более осмысленной. Появляется некто, кто осмысляет их повседневную деятельность, придает ей смысл, видит ее важной. Причем этот некто выступает не репрессивным внешним государственным надзирателем, который преследует свои политические цели и слабо разбирается в сетевой жизни граждан, но неким собственным органом сетевого сообщества. Как и для сетевой литературы в целом, для выделяемого нами жанра остро стоит проблема авторства. С одной стороны, автор может быть а) индивидуальным и б) коллективным. С другой стороны, автором может быть а) физический человек, б) виртуальная личность, в) бот. В текстах исследуемого жанра могут обнаруживаться авторские слова и слова, выражающие авторскую оценку, такие как: «судя по всему», «по видимому», «какой-то», «странный», «непонятный», «скорее всего», «насколько я понял», «интересный», «(с интересными кустами)», «что-то за листьями проглядывает, но что именно - не понимаю», «(я так и не понял, что это)» , «что-то не очень понятное, но интересное», «без понятия, что это, но выглядит довольно интересно» и др. Автор проглядывает за вниманием к деталям: «настил (с лежащим на нём рыжим псом)» Особенно отчетливо образ автора, авторское «Я» проявляется в «лиричных» описаниях камер. В технических постах (особенно генерируемых ботами) такого нет. То есть наблюдается интересная ситуация, когда внутри одного жанра может как быть, так и не быть образа автора. Автор пишет для определенного круга читателей и эти читатели становятся соавторами и соредакторами. Это применимо не только к исследуемому нами жанру, но и шире к сайтам с крипипастами, фанфикам, фэндомам, для сетературы и веба 2.0 в целом. Показательна свобода и непринужденность, с которой читатели рекомендуют автору изменить текст. Рекомендации могут касаться как отдельных слов, так и самих сюжета и структуры (например, поменять порядок сюжетных действий, полностью переработать концовку). Если в эпоху веба 1.0 авторам страниц было лестно, когда сетевой обозреватель упоминал их сайт, то в вебе 2.0 лестно, чтобы упомянули самого пользователя. Нередко сетевой ресурс позволяет другим участникам непосредственно вносить правки в текст. Характерное для веба 2.0 статусное равноправие участников сетевой коммуникации приближает нас к прользователецентристскому третьему вебу. В этой связи показателен скандал, произошедший 10 января 2018 года в телеграм-чате «Точка Сбора» по причине того, что один из участников опубликовал тематическую статью, не посоветовавшись с остальными относительно формулировок. В результате скандала пользователь покинул чат, по его словам разочаровавшись в оппонентах (однако остался в других группах и продолжил свою деятельность). Примечательно также, что и аккаунт, выложивший статью, является коллективным и в нем работают несколько биологических авторов. Возможность комментирования, индивидуальной и коллективной редактуры указывают на высокую интерактивность и синхронность жанра, а также на снижение монологичности. Исследуем количество и эксплицированность коммуникантов выделяемого нами жанра. В зависимости от формата, реализуется межличностная (индивидуальный чат), групповая (групповой чат) и массовая (паблик в социальной сети, телеграм-канал) коммуникация. Высокую роль в исследуемом жанре играет анонимность коммуникантов и авторов. При общении в чате параметры участника коммуникации не важны и не известны (реальное имя, место проживания, пол, возраст, профессия, социальный статус, семейное положение), а важны только общность интересов, членство в клубе, внесенный вклад, чувство юмора. Автор может указывать реальные или вымышленные данные о себе, публиковать пост анонимно, под одноразовым псевдонимом или от лица сообщества. При порождении текста жанра сетевой находки автором учитываются реальные и потенциальные адресанты. Для последних текст может снабжаться соответствующим хэштегом, полный перечень которых приводится в описании группы для облегчения поиска сообщений на разные темы. Этот перечень может дополняться участниками коммуникации при возникновении необходимости. Нередко можно встретить шуточное обращение к «товарищу майору», потенциально наблюдающему за беседой. Рассмотрим детальнее языковое воплощение исследуемого нами жанра камер. При описании могут использоваться уменьшительно-ласкательные суффиксы: «ресторанчик», «фургончик», «кафешка»; сами камеры могут ласково называться «камерки», «комерки». Преобладают номинативные конструкции. Как в самих постах, так и в комментариях к ним может обнаруживаться юмор. Например, по поводу социальных проблем: «Камера из Зимбабве, большой, просторный магазин, мясники и кафе. Весь персонал - негры, но белые - покупатели( и скорее всего хозяева)»; или информационной безопасности: «Солнечный день. Идет домой человек с достатком, у него хорошая мебель, хороший телевизор, хорошее вино и отличный дом. Но поменять пароль и нормальный интернет проложить человек не смог. И смотрят на него через камеры жители снежной России, у нас ударили морозы, а у него солнце и жара»; в комментарии к посту с трансляцией микроскопа, изучающего одноклеточных, пользователь написал «Вижу себя». Примеры описания камер взяты из сообществ: https://vk.com/concealedreality https://vk.com/darksearch https://vk.com/watchingtheworld https://vk.com/it_stalkers На всем материале нами был выделен один пример политекстуальности, представляющий собой цитату из песни Пилота «Белый снег» при описание камер, демонстрирующих заснеженные пейзажи. В описание сообщества «По ту сторону монитора» приводится собственное стихотворение: «За каждой камерой сокрыто море тайн. За каждым человеком сотни сказок И каждая из сорванных повязок Подарит знаний в изобилии умам. За каждой камерой сокрыто море боли. За каждой куклой, что осталась на полу. За каждым тёмным коридором. За каждым, кто оставил там петлю... Мы открываем тёмные завесы Лишь для того, чтоб не остаться в стороне. Кто знает, чем окончатся те пьесы В которых кто-то странный был в окне» Приведем примеры (по нарастанию, но не по хронологии) художественной обработки текстов на нескольких уровнях. На уровне слов: «Поле. Красивый вид». «Вид на довольно красивую улицу». «Чудесный вид». «Милое поселение где-то в горах в США». «Пейзаж с долинами, холмами, одинокой дорогой и величественными горами вдалеке». На уровне предложений: «Раньше это был красивый парк, теперь же здесь какая-то стройка»46. Внимание к деталям («На заднем фоне шум машин», «На заднем фоне слышен храп», «Немецкое кафе. Иногда ходят люди и отражается свет фар проезжающих мимо машин») в сопряжении с эмпатией выливается в художественную обработку на уровне текста: Под ссылкой на ресурс и фотографией, на которой изображены четверо молодых людей в обнимку, автор пишет: «Последнее изменение было ещё в 2002. Сколько событий произошло за это время с четыремя людьми, которых мы можем видеть на фото? Они ещё друзья? Они хотя бы живы? Кто и зачем держит так долго память о них и когда ip перестанет открываться? Забавно, я не знаю ни их имён, ничего, в принципе, но грустно, глядя на эту фотографию». «Камера снимает хозяйственный домик фермера. В ночной немоте и максимальной природности всего, что происходит на камере, есть своя особенная романтика: молчащий трактор, тихий домик, свет фар на дороге и одинокий гоняемый метелью по кругу кабель рядом с веткой и бездной, куда хозяин этого домика не даёт ему упасть». «Заправка как маленькая копия нашей жизни: стоит себе спокойно, подъезжают люди, которых мы не знаем, бесконечным потоком что-то говорят, о чем-то молчат, врут, крадут, отдают и получают пиздюлей. Вот продавец пошел подметать пол. А мимо на дороге проносятся миллионы-миллионов случайных попутчиков, до которых ни нам, ни им до нас дела нет. Все это медленно превращается просто в неоновую ленту, которая бежит туда-сюда раз за разом, а мы сидим за компьютерами и смотрим на очередного заурядного человека на очередной заурядной машине. Вот так и жизнь проходит. Вот что мне нравится в камерах, ты как бы стоишь со всеми ними, видишь, как продавец подметает пол, как человек отъезжает — они все живые, как и ты. И вот вроде продавец тебе родной и знакомый, и вот каждый посетитель тебе друг, а они даже не знают о твоем существовании». Иногда авторы отрываются от конкретной камеры и публикуют общие философские рассуждения: «Когда делать больше нечего - люди бросаются к их единственному спасению и огоньку в их пустых мирах. Телевидению. Где ещё и стар, и млад, сможет посмотреть на мир глазами тысяч, а порой и миллионов людей? Телепередачи - аналог камер, они тоже ведут круглосуточные трансляции тёмных и светлых сторон Земли. Но телевидение, в отличие от камер, умеет лгать». Впервые этот пост был опубликован в группе «По ту сторону монитора» 26 января 2014 года и сопровождался скриншотом. 1 февраля 2014 года текст без скриншота и указания оригинала был скопирован группой «Шизоидный ублюдок». Через четыре года он был опубликован в группе Darksearch со скриншотом, но опять же без указания оригинала. Стоит привести также и самый первый пост от сообщества «По ту сторону монитора»: «Общество стариков, собирающих всякий хлам и ностальгирующих о былых временах. Группа тех, кто хотели создать царствие Божье на земле и в итоге опустились до такой степени, что стали наблюдать за чужими творениями. Здесь всё, что ты не успел сделать. Здесь все, кого ты не смог забыть. Здесь всё, что не нужно видеть. Здесь все, кто наблюдает за тобой с другой стороны монитора. Смотри на многогранность мира и все его стороны, светлые и тёмные. Записывай трансляции спящих детей и счастливых пар, а потом пересматривай их. Вновь и вновь. Слушай шум ветра и отчаянный крик моря. Созерцай крушение галактик и миров. Внимай устам одинокой женщины, шепчущей слова любви маленькой кукле, которая теперь заменяет ей ребенка. И все в объективе камер. Мы приветствуем Вас, зрители».22 В завершении статьи хотелось бы в очередной раз обратиться к словам Эпштейна: «Уже в середине 1990-х годов, несмотря на продолжающиеся в гуманитарных кругах разговоры о постмодернизме и постструктурализме, интеллектуальная инициатива стала переходить к новому поколению - первопроходчикам виртуальных миров. ПИ, поколение интернета, перестало интересоваться деконструкцией, тончайшим расщеплением словесных волосков с целью доказать, что в них нет ни грана "означаемого", "реального". ПИ предоставило "мертвецам хоронить своих мертвецов", устремившись к тем новым, фантастическим, пост-реальным, точнее, прото-виртуальным объектам, которые оно само могло конструировать. В мир, где, казалось, не могло быть уже ничего нового, вдруг ворвалась конструктивная новизна, пафос бурного заселения новых территорий психореальности, инфореальности, биореальности».23


Источники:
1. (Ознакомительное руководство по нетсталкингу. Trailhead. 2015)
2. Xx_Dragon_xX. Определение нетсталкинга. 11.10.2017 URL: http://telegra.ph/Opredelenie-netstalkinga-10-11
3. Pantene. Записки о нетсталкинге. 2017.
4. Шкловский В. Б. Искусство как прием // Шкловский В. Б. Гамбургский счёт: Статьи – воспоминания – эссе (1914–1933). М.: Советский писатель, 1990. С. 58–72..
5. Горошко Е. И., Жигалина Е. А. Виртуальное жанроведение : устоявшееся и спорное // Вопросы психолингвистики. 2010. № 12. С. 105–124
6. Матвеева Т.В. К лингвистической теории жанра // Collegium. – Киев, 1995. – №1 -2. – С. 65-71.
7. Одинцов В.В. Композиционные типы речи. С. 156.
8. Щипицина Л.Ю. Жанры компьютерно-опосредованной коммуникации: монограция. Архангельск: Поморский ун-т, 2009. С.
9. Горный Е. Виртуальная личность как жанр творчества URL: http://www.netslova.ru/gorny/vl.html#8c
10. Горный Е. Виртуальная личность как жанр творчества (на материале русского Интернета) // Сетевая словесность. 2007. - 10 мая .URL: http://www.netslova.ru/gorny/vl.html Горный Е
11. Bard A., Soderqvist J. The Futurica Trilogy. — Stockholm, 2012;.
12. М. Эпштейн. Debut de siecle: Манифест протеизма, 3 // Эпштейн М. Знак пробела: о будущем гуманитарных наук. М.: Новое литературное обозрение, 2004.
13. Подробнее о жанровых трансформациях см. Жанровые трансформации в литературе и фольклоре [Текст]: кол- лективная монография / Т.Н. Маркова, И.А. Голованов, Н.Э. Сейбель [и др.]; под общ. ред. Т.Н. Марковой. – Челябинск: Изд-во «Энциклопе- дия» 2012. – 360 с.
14. Шмелева Т В. Модель речевого жанра // Жанры речи. Вып. 1. Саратов, 1997; Шмелева Т.В. Речевой жанр: Опыт общефилологического осмысления / Т.В. Шмелева // Collegium. – Киев, 1995. – №1 -2. – С. 57 -65.
15. Щипицина Л.Ю. Жанры компьютерно-опосредованной коммуникации: монограция. Архангельск: Поморский ун-т, 2009.
17. H.I.D.D.E.N | Нетсталкинг. 04.02.2018 04:28 URL: https://vk.com/it_stalkers?w=wall-112914630_2974
18. H.I.D.D.E.N | Нетсталкинг. 04.02.2018 04:28 URL: https://vk.com/it_stalkers?w=wall-112914630_2974
19. H.I.D.D.E.N | Нетсталкинг. 07.01.2018. 10:29. URL: https://vk.com/it_stalkers?w=wall-112914630_2907
20. Шмелева Т.В. Жанр в современной медиасфере // Жанры речи. Саратов; М.: Лабиринт, 2012. Вып.8. Жанр и творчество. – С. 26-37.
21. Эпштейн М. (Хроноцид, 7). Подвергается осмыслению и сам процесс порождения текста.
22. По ту сторону монитора. 25.01.2014. 10:59. URL: https://vk.com/watchingtheworld?w=wall-65159025
23. М. Эпштейн. Debut de siecle: Манифест протеизма, 2 // Эпштейн М. Знак пробела: о будущем гуманитарных наук. М.: Новое литературное обозрение, 2004.

Нетсталкинг как остранение. Жанр сетевой находки. Лого h0d.ru Нетсталкинг как остранение. Жанр сетевой находки.
tml>